Андерманир штук: социофренический роман

Front Cover
Издательство «Время», 2010 - Fiction - 621 pages
0 Reviews
Роман Евгения Клюева, подобно его прежним романам, превращает фантасмагорию в реальность и поднимает реальность до фантасмагории. Это роман, постоянно балансирующий на границе между чудом и трюком, текстом и жизнью, видимым и невидимым, прошлым и будущим. Роман, чьи сюжетные линии суть теряющиеся друг в друге миры: мир цирка, мир высокой науки, мир паранормальных явлений, мир мифов, слухов и сплетен. Роман, похожий на город, о котором он написан, — загадочный город Москва: город-палимпсест, город-мираж, город-греза. Роман, порожденный словом и в слово уходящий.
 

What people are saying - Write a review

We haven't found any reviews in the usual places.

Other editions - View all

Common terms and phrases

Алеша Попович андерманир штук Антон Петрович Антонио Феери больше Бориса Ратнера будет Вам Вас вдруг ведь Вера вид Владимир Афанасьевич Владлен Семенович вообще вот всегда всем Вы глаза говорит головой даже двери дед Антонио делать дело Демонстратнер дома другой думал ему есть жизни зачем здесь знает знал значит знаю Иван Иванович Игорь Ильич именно институт карту Коля Петров конечно который Лев Леночка Лиза Льва львенок Льву любил людей Маневич Марьиной рощи меня место мне мог может можно мой Мордвинов Мордвинова Москвы Московский метрополитен надо нас него нет НИИЧР никаких никогда никто ним них ничего новый Ну один одно опять очень Пал Андреич первый перед Петя Миронов пока понимал понятно потому правда просто прямо пусть раз руки самом своей себя сейчас сказал слова словно совсем Спас в Силах спросил сразу стало стороны стране там твой тебя тем теперь тогда тоже том тому тот тут ты улице фокус хорошо хоть цирка человек

About the author (2010)

Евгений Васильевич Клюев родился в 1954 году в Калинине (ныне Тверь). Окончил филологический факультет Калининского университета и аспирантуру при факультете журналистики МГУ; Ph.D. Окончил в Дании Университет Роскильде по специальности «Контакты языков и культур», культуролог. Преподавал русский язык, теорию перевода и другие дисциплины лингвистического и литературоведческого профиля в Калининском государственном университете (1976 – 1984), Институте печати при Госкомиздате СССР (1984 – 1991), Университете Российской академии образования (1993 – 1996); был ведущим теле- и радиопрограмм на Центральном телевидении и Всесоюзном радио; главным редактором газет «Литература» (1990-1991) и «Миссия» (1992-93), деканом факультета журналистики УРАО. В 1996 году был приглашен в Данию для научной работы, сейчас живет в Копенгагене и преподает датский язык в Лингвистическом центре.




Первые публикации стихов – с 1980-х гг. Автор романов «Между двух стульев. Книга с тмином», «Книга теней. Роман-лабиринт», «Давайте напишем что-нибудь. Настоящее художественное произведение», «Андерманир штук»; сборников сказок «Цыпленок для супа», «Сказки на всякий случай», «Ужасно скрипучая дверь и другие люди», «101 и 1 сказка»; переводов классиков английского абсурда Л.Кэрролла и Э. Лира, опубликованных в книгах «Целый том чепухи», «RENYXA» (в последнюю также вошли обновленная редакция «Теории абсурдной литературы» и работы самого Клюева в жанре абсурда) и «Книга без смысла». Из-под его пера вышли детская поэтическая книжка «Учителя всякой всячины», «Царь в голове. Энциклопедия русской жизни» и «Странноведение. Учебник жизни за рубежом», несколько учебников для вузов и множество публицистических статей в российских и датских периодических изданиях. Подборки его стихов можно найти в журналах «Арион», «Дружба народов», «Новый мир», «Звезда» и др., в 2008 году вышла его большая поэтическая книга «Зелёная земля». Сказки Клюева печатаются в детских журналах и школьных хрестоматиях; избранная лирика представлена в антологии «Освобожденный Улисс». Евгений Клюев – автор иллюстраций практически ко всем своим книгам. Он написал около десятка пьес, четыре из них опубликованы в еженедельнике «Экран и сцена», одна была поставлена в Москве, другая в США. Спектакль «Сказки на всякий случай» идет на сцене Российского академического молодежного театра (РАМТ) в Москве с осени 2006 года и завоевал с тех пор множество премий, в том числе и «Гвоздь сезона», весной 2010 года там же, в РАМТе, состоялась премьера спектакля по пьесе Е. Клюева «Думайте о нас», инсценировки его романа «Между двух стульев» и сказок сделаны в нескольких театрах России и Украины и пользуются большим успехом у зрителей; чтецкая программа «Ужасно скрипучая дверь и другие люди» включена в репертуар Московской филармонии. Произведения Клюева изданы на английском, датском, немецком и польском языках. Он член Союза писателей Москвы.














"Люблю абсурд!"




Интервью журнала Eclectic с Евгением Клюевым












Евгений Васильевич, разделяете ли вы литературу на мужскую и женскую?




Нет, не разделяю, потому что не считаю, что в данном случае признак пола играет какую-нибудь роль.




Но есть же, например, дамские романы…




Я считаю, что и мужчины могут писать дамские романы. Это просто определенная стилистика, которая очень легко может мистифицироваться. Поэтому я не думаю, что существует такое серьезное жанровое разделение.




Как вы представляете себе современного, настоящего, мужчину? Каким он должен быть?




Думаю, он должен быть менее заземленным, более романтичным, более терпимым, немножко более умным.




Мне, например, очень нравится та роль, которая у меня есть в Дании: я пытаюсь быть, условно говоря, галантным по отношению к дамам. А это не всегда вызывает адекватную реакцию. Дания – страна, где женщины боролись за свое «освобождение от мужчин» наиболее страстно, а теперь они осознали, что боролись слишком сильно. И всякий раз, когда я проявляю какие-то признаки галантности, воспитанные во мне, уж не знаю, кем и когда, женщины удивляются и говорят: «Как это приятно! Это все такие в России?» – и я с гордостью говорю: «Каждый встречный». Поэтому мне хотелось бы, чтобы эти мои слова чуть более соответствовали действительности.




Что для вас самое главное в литературе?




Главное в литературе для меня – ощущать текст именно как литературный. Литература нужна ведь не для того, чтобы регистрировать жизнь. Это некое иное измерение действительности, и, когда это измерение в ней пропадает, мне становится грустно. Для меня она сразу перестает быть литературой и становится службой быта.




Вы не делите литературу на мужскую и женскую, современную и, так скажем, прошедших дней. А делите ли вы ее на хорошую и плохую?




Я, конечно, не всеядный читатель, но что касается «хорошей литературы» – это уже вкусовая характеристика. Я сильно люблю абсурд в литературе, люблю вещи, которые так и не становятся до конца понятными. Читая текст, очень люблю понимать, что автору тяжело выпутываться из ситуаций, в которые он помещает героев. Мне нравится следить за тем, как автор это делает. Для меня хорошая литература – та, которая приглашает меня к работе. Если мне как читателю такая роль отведена, то это – хороший текст.









А каким вы видите своего читателя?




Я вижу его молодым. Мне очень приятно сознавать, что у меня много молодых читателей. На самом деле в оценках художественного текста я доверяю только молодежи: она определяет, какой будет литература в дальнейшем. Это хорошо – «Большая книга», «Букер», – но больше всего я был рад, когда мой роман «Андерманир штук» включил в короткий список «Студенческий Букер».




Беседовал Денис Зенкин




Журнал Eclectic

Bibliographic information