Внутренний фронт

Лицевая обложка
Т&В Медиа, 15 февр. 2014 г. - Всего страниц: 112
0 Отзывы

В марте 1941 г. автор попадает в Берлин, на Трансформаторный завод фирмы АЭГ. Сначала его направляют в гальванический цех на тяжелую физическую работу, а затем с учетом хорошего знания немецкого языка переводят в цех ДС-1 кладовщиком и подносчиком узлов и деталей. Эта должность позволяет автору посещать разные цеха завода не вызывая подозрений. Он знакомится со многими рабочими, среди которых треть составляют иностранцы. Постепенно у него складываются доверительные отношения с Иосифом Гнатом из Трибницы, итальянцем Марио и французом Жозефом, а также с кладовщиком цеха ДС-3 Фридрихом Муравске. Вскоре по приезду в Берлин автор заполняет анкеты на возвращение на родину в советском консульстве. У него нет с собой латвийского паспорта, но он прикладывает к заявлению свое интербригадовское удостоверение. Сотрудники консульства обещают ему помочь, но вскоре Германия нападает на Советский Союз и советских дипломатов эвакуируют. Через Фридриха автор включается в деятельность подпольной организации, которая распространяет листовки и подпольную газету "Иннере Фронт". В этой организации связным автора является Отто Грабовски. Отто назначает автора ответственным по работе среди иностранцев. Выполняя это поручение, автор устанавливает связи с лагерями восточных рабочих, помогает создавать там лагерные комитеты и группы саботажа, пишет воззвание-листовку, которую размножает на ротаторе брат Отто Макс. Ее потом распространяют по лагерям. На смену Отто связным становится Герберт Грассе. Автор пишет воззвание "Второй фронт — будет!" на восковке переданной ему Гербертом, но воззвание не успевают размножить из-за ареста Герберта. Воспользовавшись полагаемым ему ежегодным десятидневным отпуском в августе 1943 г. автор, чтобы избежать ареста, уезжает в Париж.

 

Отзывы - Написать отзыв

Не удалось найти ни одного отзыва.

Содержание

Раздел 1
Раздел 2
Раздел 3
Раздел 4
Раздел 5
Раздел 6
Раздел 7
Раздел 8
Раздел 14
Раздел 15
Раздел 16
Раздел 17
Раздел 18
Раздел 19
Раздел 20
Раздел 21

Раздел 9
Раздел 10
Раздел 11
Раздел 12
Раздел 13
Раздел 22
Раздел 23
Раздел 24
Раздел 25
Раздел 26

Часто встречающиеся слова и выражения

23 июня Алекс антифашиста Апатрид арестов Баккер Берлин берлинских Блицкриг больше Брокдорф вермахта вернетовского Внутренний фронт военного войны восковку вот всем Герберт Грассе Германии гестапо Гитлер Гитлерюгенд глаза говорит голову город группы Грюнау даже дела день домой друг Дьепп ему есть Жоржа завода АЭГ­ТРО заводоуправление заводской здесь из­за икак Иннере Фронт иностранцев Испании Йоханнистале каждый Клименюк концлагерь который Красной армии лагерях Лангер Зее лица Макса Грабовски Марио меня мне может можно мой морячек надо наклейки нам нас наци нацистская начал нашей небольшой Нейтерта немецкого немцев Нет новой Одна организации остовцев Отто Грабовски очень Париже Пауль Омонски Пепе первого перед Пертрикс Плётцензее победа подпольной подпольщиков после последнее Потом просто работе рассказывает Родину Роте Фане руку русских своим себя сейчас серб склад Советского сорок второго спокойно станции там Тарасыч тебя товарищ тогда тоже том тому Тревога Фрейлигратштрассе Фридрих Фридриха Фриц Фюрер хорошо хохферрат цех чердаке черной Шеневайде Шпрее Шульце­Бойзен этот Völkischer Beobachter

Об авторе (2014)

Алексей Николаевич Кочетков (8.2.1912 - 20.1.1987) - агроном по образованию, участник Испанской гражданской войны, берлинского антифашистского подполья и французского Сопротивления, радиожурналист, переводчик со многих европейских языков, автор книги "Иду к тебе. 1936 - 1945". Ему было восемь лет, когда умер его отец. Через четыре года его мать вышла замуж за латвийского гражданина и увезла его и двух других своих детей из Москвы в Ригу. С тех пор Алексей мечтал вернуться на родину. После окончания Ломоносовской гимназии в Риге он уехал в Тулузу учиться на агронома. В 1934 году ему пришлось вернуться в Латвию для прохождения военной службы. Будучи в Риге, он подал там заявление о возвращении на родину в советском консульстве. Он решил продолжить свое образование в Национальном агрономическом институте в Париже, специализируясь по болезням растений, чтобы использовать эти знания на пользу людям на родине. Он поступил на работу в лабораторию известного биохимика Габриеля Бертрана. Одновременно с этим он вступил в комсомольскую секцию Латинского квартала и в присоединился к молодежному кружку при Союзе возвращения на Родину. Он познакомился с Сергеем Яковлевичем Эфроном и его дочерью Ариадной, с Владимиром Константиновичем Глиноедским и со многими другими возвращенцами, и особенно близко сошелся с Борисом Иларионовичем Журавлевым. В августе 1936 года Алексей, Борис и Платон Балковенко уехали добровольцами в Испанию сражаться на стороне республиканцев. Бориса оставили в Барселоне командиром создаваемой артиллерийской батареи, а Алексея и Платона отправили на Арагонский фронт. Они провели несколько месяцев под Уэской вблизи деревни Чимильяс в составе пулеметного расчета. Оттуда их вытащил Глиноедский, бывший полковник артиллерии царской армии, советник по артиллерии при штабе Арагонского фронта, и они попали в артиллерийскую батарею 27-й дивизии. Через несколько месяцев по просьбе Владимира Константиновича Алексей перешел на должность переводчика при советских военных советниках. В августе 1938 года Алексея ранило осколком авиабомбы. В начале февраля 1939 года вместе с интербригадовцами он перешел французскую границу и оказался в лагере для интернированных лиц вблизи городка Сан Сиприен. Там он снова заполнил анкеты на возвращение на родину. За лагерем Сан Сиприен последовали лагеря Гюрс и Верне. После присоединения Латвии к СССР в августе 1940 года Алексей стал автоматически советским гражданином, правда дело усложнялось тем, что он оставил свой латвийский паспорт в Париже в Союзе друзей Советской Родины, когда уезжал добровольцем в Испанию. Весной 1941 года в лагере Верне появились немецкие вербовщики и, зная, что в Берлине имеется советское посольство, он нанялся на работу в Германии. В марте 1941 года он оказался в Берлине, на Трансформаторном заводе фирмы АЭГ. Сначала его направили в гальванический цех на тяжелую физическую работу, а потом перевели в цех ДС-1 подносчиком узлов и деталей. Эта должность позволила ему посещать разные цеха завода не вызывая подозрений. Он познакомился со многими рабочими, среди которых треть составляли иностранцы. У него сложились доверительные отношения с Иосифом Гнатом из Трибницы, итальянцем Марио и французом Жозефом, а также с кладовщиком цеха ДС-3 Фридрихом Муравске. Вскоре по приезду в Берлин Алексей заполнил анкету на возвращение на родину в советском консульстве, приложив к ней свое интербригадовское удостоверение. Ему обещали помочь, но вскоре Германия напала на Советский Союз и советских дипломатов эвакуировали. Через Фридриха Алексей включился в деятельность подпольной организации, которая распространяла листовки и подпольную газету "Иннере Фронт". В этой организации Алексей был связан с Отто Грабовски. Отто назначил его ответственным по работе среди иностранцев. Выполняя это поручение, Алексей установил связи с лагерями восточных рабочих, помогал создавать там лагерные комитеты и группы саботажа, написал воззвание-листовку, которую размножил на ротаторе брат Отто Макс. Ее потом распространили по лагерям. На смену Отто связным стал Герберт Грассе. Алексей написал воззвание "Второй фронт — будет!" на восковке переданной ему Гербертом, но воззвание не успели размножить из-за ареста Герберта. В августе 1943 года Алексей уехал в Париж, воспользовавшись полагаемым ему ежегодным десятидневным отпуском. Он надеялся, что во Франции ему удастся более активно бороться с фашизмом, чем в Берлине. Ему удалось связаться со своим давним знакомым Георгием Шибановым. Шибанов предложил Алексею перейти на нелегальное положение и заняться организацией сопротивления среди лагерей советских военнопленных и гражданских лиц в департаментах Нор и Па де Кале на севере Франции. Алексей переезжал из города в город, встречался со связными, передавал им инструкции и листовки, собирал отчеты, устанавливал связи с еще неохваченными лагерями. Он познакомился со многими замечательными людьми, среди которых особым мужеством отличался Василий Порик. В начале 1944 года Алексею поручили работу по разложению власовцев. В феврале 1944 года гестапо удалось внедрить провокатора в Союз русских патриотов и многие его члены были арестованы. Алексею чудом удалось избежать ареста. В мае 1944 года в Тиле арестовали Ивана Трояна, инструктора по организации сопротивления на северо-востоке Франции. Через два месяца по доносу одного из своих арестовали Василия Порика. Ни Троян, ни Порик никого не выдали. После освобождения Парижа Алексей снова оказался в лагере для перемещенных лиц. После бесконечного ожидания их перевезли на американских самолетах в Торгау в Германии. В советской зоне оккупации их снова поместили в лагерь. С Алексеем была Галя, арестованная немцами партизанка. Она устроилась там секретаршей и напечатала им с Алексеем липовые справки о разрешении вернуться на родину репатриирующими властями. Алексей и Галя сбежали из лагеря и месяц ехали в поезде, который вез шпалы. В Бресте поезд остановился, с него стали сгружать шпалы. Около какого-то лагеря с проволокой Алексея с Галей остановила часовая. Это им не понравилось. Галя стала говорить, что мать на станции умирает, отпусти мужа, пока та их не отпустила. Доехали на поезде до Двинска, откуда Галя уехала к себе домой в Великие Луки, а Алексей в Ригу. Был июль 1945 года. В Риге Алексей не нашел никого из родных. Его мама умерла в 1938 году, а младшую сестру Люсю и отчима в 1941 году выслали в Сибирь. Ему самому было запрещено жить в Риге, но он пошел в отдел кадров горкома партии и сказал, что был во французском Сопротивлении и сражался в Испании. Его спросили, кого из латышей он знал по Испании. Он назвал нескольких, в том числе Жаниса Гриву, который работал тогда корреспондентом в "Цине". Грива подтвердил все и приютил Алексея на некоторое время у себя. Потом Алексея приютил другой интербригадовец, Рудольф Лацис. Через некоторое время к Алексею в Ригу приехала Галя, но весной 1946 года она умерла от туберкулеза. Алексей пять лет проработал в горисполкоме. На его должности нужно было быть членом партии. Некоторое время с этим мирились, но в конце концов Деглав, начальник горисполкома, сказал Алексею, что не может его больше защищать и порекомендовал его на работу в радиокомитет. В начале 1953 года на волне антисемитской компании его жену Таубу уволили с работы, а самому Алексею предложили с ней развестись, поскольку она еврейка. Он отказался в самой категоричной форме. Тогда и его уволили. Он устроился агрономом, а через некоторое время стал зарабатывать на жизнь техническими переводами для реферативных журналов, переводя со многих европейских языков. Алексей Николаевич Кочетков был человеком широких взглядов, вольнолюбивым, общительным, верным в дружбе, честным до мелочности. Он был заядлым слушателем Би-Би-Си, «Голоса Америки» и «Радио Свобода», читал и распространял самиздат. У него было много друзей: однокашники из Ломоносовской гимназии, диссиденты и отказники, соратники по антифашисткой борьбе, парижские и берлинские знакомые. Ему удалось разыскать многих своих близких и дальних родственников, с которыми он переписывался, приезжал в гости. В середине 1970-х ему удалось эмигрировать к своей сестре Зине в Новую Зеландию. Там он стал подрабатывать садовником, используя свои знания агронома, купил себе мотоцикл, которым очень гордился. Потом он переселился в США к своей дочери Вере, а в 1986 году вернулся в Ригу и женился на своей давней подруге Александре Владимировне Родионовой.

Библиографические данные